Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

 


РУБРИКАТОР

(Общее описание товаров и услуг, адреса, телефоны, ссылки-переходы на сайты фирм - рекламодателей)


 


В контакте

Содержание

Пэчворк: Дело – за малым

 

– Что ты, как бабка старая, корпишь над этими крестиками? – нередко слышала я от матери в детстве. И неудивительно: во времена ее молодости, в 70-80-е годы, вышивка считалась старушечьим занятием. Как и рукоделие в целом. Максимум, что можно было себе позволить, ­– связать свитер или сшить платье. Никаких тебе крестиков, «тамбуров» и коклюшек. Никакой «красивости». К этому располагал и общий минимализм стиля, принятый в советском обществе, и, конечно, недостаток времени, материалов и специальных изданий. 

Но вот парадокс: еще во времена моей бабушки, в несравнимо более сложные 40-50-е годы, рукоделие было в чести. Наверняка все помнят ажурные занавески на окнах, невесомые гипюровые накидки на горе подушек, столовые салфетки с монограммами, пестрые вышитые ковры на беленых стенах. Все мыслимые и немыслимые предметы быта любовно украшались. Вселенная обживалась рукоделием. Значит, не в свободном времени и не в материалах было дело. У женщин в послевоенные годы досуга точно было не больше, чем в относительно благополучные 70-е. И тем не менее, время на любимые крестики и петельки находилось. 

Маятник качнулся вспять только в конце 80-х. И не последнюю роль в этом сыграло издание на русском языке журнала Burda moden. Невероятно точные выкройки, сводящие с ума вышивки, недоступные – по тем временам – изыски флористов и кулинаров.  Советские «Крестьянки» и «Работницы» с их черно-белыми вкладками по домоводству предлагали мириться с действительностью. Рубрики «Хозяйке на заметку», которые были чуть не в каждом издании,  призывали экономить и упражняться в использовании остатков. Какие уж тут «красивости»! На их фоне Burda выглядела окном в иную рукодельную реальность. 

Именно тогда, на рубеже 80-х и 90-х, рукоделие неожиданно снова стало модным. В жизнь женщин вернулся дух соревнования – не фиктивного производственного, а реального, ремесленного. «Я могу это!». Красивее, аккуратнее, быстрее. Петельки связывали то, что разрушал экономический кризис, инфляция, безработица. Крестики аккуратными рядами прятали и врачевали душевные раны. Днем нужно было вертеться, как белка в колесе, но вечером, под лампой, за пяльцами или спицами, был островок спокойствия и стабильности. 

Сейчас, в 2010-е, история повторяется: что бы ни происходило вокруг, женщины занимаются рукоделием. Потребление вышивальных наборов на душу населения растет и не собирается снижаться. Одна за другой, как грибы после дождя, открываются ярмарки. География поистине впечатляет: «Золотые ручки» в Одессе и «Райские яблоки» в Москве, «Театр вещей» в Калуге и «Полосатые подарки» в Челябинске. Крупные оптово-промышленные ярмарки теперь не чураются хэнд-мейда и товаров для рукоделия. Так, в середине февраля этого года «Текстильлегпром», Федеральная оптовая ярмарка, проходящая в Москве,  откроет салон рукоделия и хобби. Там будет представлен не только разнообразный рукодельный приклад - пряжа, нитки, тесьма, кружево, наборы, журналы, – но также и услуги по хобби и творчеству: курсы, школы, обучающие центры. Это говорит о том, что женщины не только хотят заниматься рукоделием «для себя», но также видят в этом возможность для профессиональной деятельности и даже карьерного роста. 

Приятно сознавать, что за этими масштабными переменами стоят всего лишь крошечные стежки, аккуратные петельки, разноцветные бусины и лоскутки ткани, сшиваемые женскими руками. Маленькие, частные дела, занятия для «красивостей» и забавы, меняют мир вокруг нас. Давайте же и дальше двигаться путем малых дел, ведь за ними – большое будущее! В следующих статьях мы расскажем вам, как малые начинания вырастают в большой бизнес, как рукодельная  красота расцветает в самых разных странах и культурах.

 

Евгения Панова,

энтузиаст лоскутного шитья.